Uz / Ўз Ru En

Toshkent

29/Октября/2020   Общество

Неъматулла Нарзулла – одна из тысяч жертв репрессий


ТАШКЕНТ, 29 октября. /ИА «Дунё»/. Тысячи сыновей нашего народа, которые боролись за свободу нашей Родины, вели просветительскую деятельность, стали жертвами репрессий тоталитарного режима. В частности, исторические факты свидетельствуют о том, что большинство соотечественников, репрессированных в 1934-1938 годах, были расстреляны на основе ложных показаний, без доказательной базы их вины.

Мы много читали о трагической судьбе таких писателей, поэтов и литературоведов, как Абдулла Кадыри, Абдулхамид Чулпон, Боту, Абдурауф Фитрат, Гази Алим Юнусов, Каюм Рамазан, Отаджон Хашимов, Маджид Кадиров, Зия Саидов, а также первого узбекского кинорежиссера и фотографа Худойбергана Девонова. В то же время в Узбекистане в те годы было репрессировано более 40 тысяч человек. Наряду с великими сыновьями нашего народа, имена которых были упомянуты выше, жертвой репрессивной машины стали также молодые писатели, студенты, издатели и многие другие соотечественники.

Одним из таких невиновных был Неъмат Нарзулла. Он родился в 1909 году в Бухаре. Его отец Гафур Нарзулла был владельцем крупной мануфактуры, одним из активистов движения младобухарцев. Осенью 1922 года правительство Бухары направляет группу молодых людей на учебу в Германию. Среди них был и Неъмат Нарзулла. Сначала он учился в реальном училище в городе Кёслинг, что на севере Германии, и по завершению учебы получил аттестат по специальности наборщика в типографии.

В 1926 году молодой специалист возвращается в Бухару. Побыв некоторое время безработным, он потом устраивается работать в типографию газеты “Бухарский пролетарий” учеником наборщика. Благодаря своим знаниям и трудолюбию, он быстро нашел свое место в коллективе. Он потом работал корреспондентом, литературным переводчиком в районной газете, а в 1931 году был назначен ответственным редактором газеты “Бухарской пролетарий”. В 1934-37 годах он трудился директором типографии данного издания. Именно в эти годы после различных обвинений в его жизни начинает наступать “черная полоса”. В 1937 году он был исключен из партии и уволен с работы по обвинению в том, что он якобы выступал против политики советской власти, что газета вовремя не доходила до своего читателя и другим ложным обвинениям.

12 января 1938 года УВД Самаркандской области арестует Неъмата Нарзуллу по обвинению в членстве в террористической организации. В тот же день был проведен обыск в доме 222 на улице Регистан в городе Бухаре.

В личной анкете, заполненной Неъматом Нарзуллой, написано, что он еще не женат, его родители умерли, близких родственников нет.

– 15 января 1938 года следствие добилось путем пыток и запугивания подписания Неъматом Нарзуллой нескольких показаний, - говорит доктор философии по историческим наукам Бахром Ирзаев. - Наше мнение может подтвердить большое количество рукописных протоколов допроса, составленных в один день, которые содержат множество отрицающих друг друга, противоречивых фактов.

По собранным следователем “документам”, Неъматулла Нарзулла стал членом организации “Свободный Туркестан” в Германии в 1925 году, шпионил в пользу тайной полиции Германии, вошел в террористическую группу в Бухаре... Против него также был оформлен ряд других ложных обвинений, в частности подготовка терактов против членов правительства.

В подписанном 31 января 1938 года протоколе допроса Неъмат Нарзулла написал: “Я никогда не был шпионом, никогда ни от кого не получал никаких заданий”. Но во втором протоколе допроса, подписанном в тот же день, он признал свою вину по ряду обвинений и факт вербовки немецкими спецслужбами. Это наглядно свидетельствует о том, что между подписанием протоколов первого и второго допросов он подвергался пыткам.

После почти девяти месяцев следствия, пыток и других насильственных действий 22 сентября 1938 года дело Неъмата Нарзуллы было рассмотрено “тройкой”, его имущество конфисковано, а сам он - приговорен к расстрелу. Приговор в отношении молодого человека, вина которого не была доказана, был приведен в исполнение 23 октября в Самарканде.

Спустя 51 год, 16 октября 1989 года, дело Неъмата Нарзуллы было пересмотрено в суде, и он был признан одной из жертв политических репрессий. К сожалению, у него не осталось в живых ни одного близкого родственника, чтобы сообщить им эту добрую весть.

В настоящее время о Неъмате Нарзуллы остались на память грядущим поколениям лишь несколько фотографий и пожелтевших бумаг.

Жобир Ходжакулов,

ИА «Дунё»

Новости по теме

Будет дана объективная правовая оценка п...

Сегодня в 11:30 часов, состоялась очередная сессия Международного пресс-клуба...

Взгляд из Франции: Амнистия – один из ба...

профессор Гаврского университета (Франция), эксперт по Центральной Азии Пьер Шабаль...

Главы администраций приграничных регионо...

9 июня Хоким Ферганской области Шухрат Ганиев встретился с делегацией Кыргызстана во главе...

Последние новости